Translate/Перевести

ЧТО ИЩУТ В БИБЛИОТЕКЕ МОЛОДЫЕ ЛЮДИ

О прошлом библиотеки 
В советское время Российская государственная библиотека для молодёжи называлась Государственной республиканской юношеской библиотекой имени 50-летия ВЛКСМ. Она образовалась в 1966 году, и на протяжении двадцати с лишним лет здесь выступали практически все известные писатели, поэты, актеры, режиссеры. Отсюда начинались многие крупные биографии. Здесь выступали Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Сергей и Никита Михалковы, Расул Гамзатов, Андрей Дементьев, Альберт Лиханов, Анатолий Алексин. Я сама, когда только пришла в эту библиотеку, сразу попала на вечер совсем молодого еще тогда Константина Райкина, выступавшего перед молодежью. Библиотека всегда проводила огромную работу с населением. 


Об альтернативах виртуальному общению 

Сейчас молодежь используют библиотеки как место для общения, мы видим это по нашим посетителям. Например, с сентября прошлого года резко вырос спрос на разного рода лекции, связанные, безусловно, с книгой, но в первую очередь — с жизнью. Еще лет пять назад мы тревожились, что интернет вытесняет реальное общение. Казалось, что молодежь замыкается у своих компьютеров и скоро перестанет разговаривать по-человечески. Но прошло несколько лет, люди устали от затворничества и дистанционного общения, и у них возникла огромная потребность в общении реальном — где угодно и по самым разным поводам. 



О конкурентных преимуществах 

В предыдущие годы молодежь собиралась в кафе, антикафе, книжных магазинах — с точки зрения проведения мероприятий у нас, библиотек, сейчас большая конкуренция. Но в последнее время молодых людей в этих местах не очень-то жалуют, и они приходят со своими интересами и идеями к нам. Например, Центр комиксов и визуальной культуры (между прочим, первый в России), до того как обосновался у нас, проводил свои заседания на базе книжного магазина. Платить ребята не могли — не с чего. Пока магазину это было выгодно с точки зрения имиджа, он разрешал им собираться на своей территории, а потом интерес пропал, и вот уже пятый год они работают у нас — формируют свою библиотеку, проводят мастер-классы, организуют Международный фестиваль комиксов и рисованных историй «КомМиссия». Таким же образом появился у нас литературный клуб «В ожидании Кафки» — раньше они собирались в кафе. Чем больше будут закрываться культурно-просветительские учреждения — клубы, дома культуры, — тем охотнее молодежь будет приходить в библиотеки, потому что хочет общаться по самым разным поводам, а делать это становится негде. И еще: мы отмечаем невероятную тягу у молодых людей к самообразованию и самопознанию — они сейчас с большой готовностью идут на лекции, занимаются на мастер-классах, участвуют в тренингах. Более того, они просто жаждут быть услышанными: предлагают себя в качестве лекторов, ведущих, тренеров. И делают это с удовольствием. 


О востребованности 

Раньше на мероприятия, которые мы устраивали, приходило 10–15 человек, и мы считали это нормальным. А теперь бывает по 40 человек, причем на такие темы, на которые, с нашей точки зрения, раньше бы никто не пришел. Ну зачем на лекцию о первой медицинской помощи добровольно придут 40 человек? Тему нам предложил волонтер, врач-реаниматолог. Она оказалась востребованной — во-первых, никто не хочет болеть, а во-вторых, у многих есть машины, на дороге всякое может случиться, и нужно уметь оказывать первую помощь и себе, и другим. 


Расскажу еще одну показательную историю. У нас в библиотеке есть зал редкой книги. И однажды несколько студентов пришли ко мне со словами, что им надоело, что взрослые рассказывают им об истории России и Советского Союза, они не вполне доверяют им, поскольку те могут быть субъективны, а они с помощью книг, имеющихся в этом зале, хотят сами во всем разобраться. Так у нас появился Клуб реальной истории. Вначале эти молодые люди думали, что обойдутся без взрослых — сами разберутся. Но сейчас они на свои занятия приглашают опытных специалистов и слушают лекции на совершенно разные темы. Это как раз пример того, что молодежь — а я отношу к этой категории людей от 14 до 35 лет — сама проявляет инициативу и приходит в библиотеку со своими идеями. Мы открыты для всех, и мы по определению — бесплатная площадка. Это привлекает и лекторов, и слушателей. 


Это отражается и на количественных показателях. Если в ноябре прошлого года мы проводили 75 мероприятий в месяц, и я считала, что это запредельно много, то в марте этого года их было уже 90, и по нашим ощущениям, это тоже не предел.
Хотя по вместительности библиотеки и нагрузке для сотрудников норма — порядка 40. Но к нам все идут и идут люди с новыми проектами. 
Михнова.jpg

О тренировке улыбки 

Состав посетителей библиотеки во многом зависит от качества ресурсов, от того, какие современные технологии используются, насколько пространство приспособлено для работы и соответствует представлениям людей об общественном пространстве. На сегодняшний день техническое оснащение у нас по разнообразию, по адекватности потребностям продвинутых пользователей едва не лучшее в стране. У нас внедрен полный цикл читательского самообслуживания на основе RFID-технологий (включая личную станцию для круглосуточного приема книг), есть 3D-принтеры и 3D-сканер, компьютеры со сложными архитектурными, графическими, редакторскими программами. С другой стороны, молодых людей привлекает Музей электронной книги, ретротехнологии — кино-, диа- и слайд-проекторы, патефоны и проигрыватели. Недавно нам передали работающую физгармонию XIX века. 


При этом архиважный момент — это отношение библиотекарей к читателям. Мы модернизируем библиотеку с 2007 года. В 2009 году мы открыли ее после ремонта, но еще долго в социальных сетях появлялись реплики: все замечательно — ресурсы, помещения, одна проблема — советские библиотекари. Что это значит? Советский библиотекарь, как и все советские люди, не улыбается. Он очень серьезен, потому что всегда при деле, более того — при особой миссии. Самым сложным в работе с библиотекарями старшего поколения было перевести их лицо из режима честной строгости к улыбчивости, дружелюбию, не важно, искреннему или нет. Мы учили людей улыбаться. У нас даже споры были — что честнее, если библиотекарю что-то не нравится: искреннее неприятие или лживая улыбка? Я всегда стояла на той позиции, что, когда ты улыбаешься, непонятно, что стоит за этой улыбкой, но, скорее всего, твоему визави будет приятно. Я называю это тренировкой мышц лица на улыбку. Сейчас все старшее поколение, работающее у нас, адекватно. Они мало того что улыбаются, но и внутренне дружелюбно настроены по отношению к читателям. И тональность отзывов в соцсетях кардинально изменилась. 


О читателях будущего 

Я считаю, что именно с молодежью связано будущее библиотек. Часто говорят, что оно связано с детьми. Кто спорит. Но дети — это наше дальнее будущее, а молодежь — это наше сегодня и наше ближайшее завтра. Сегодня они студенты, завтра — политики, управленцы, родители, которые приведут (или не приведут) в библиотеку своих детей. Поэтому молодежь — это самая привлекательная категория для библиотеки, хотя и самая сложная. Пенсионеры идут в библиотеку по привычке, детей приводят просвещенные родители. Но у молодежи сейчас столько источников информации, столько мест, где можно и провести досуг, и просветиться, что видимой потребности идти в библиотеку у нее нет. Но когда на улице дождь, слякоть, снег, и молодые люди раздумывают, куда пойти погреться, и между кафе и чем-нибудь еще выбирают библиотеку, или в свободный час перед свиданием кто-то идет и садится за библиотечный компьютер или приходит поработать со своим ноутбуком — это значит, что наша задача выполнена. Неважно, что они пришли не за книгой — они будут ее читать, раз уж появились в библиотеке. 


О селфи как показателе 

В нашем случае, помимо цифр посещаемости, показателем является один маленький нюанс. Сегодняшняя молодежь любит снимать себя на фоне разных объектов — делать селфи. Мы называем это «Я на фоне вечности». Но молодые люди, и особенно девушки, на абы каком фоне фотографироваться не будут. Мы просматриваем социальные сети и сейчас в Instagram есть более тысячи селфи, сделанных в нашей библиотеке. При этом для молодежи мало показать себя, нужно еще рассказать своим друзьям и миру, где они в данный момент находятся. Все эти комментарии — «трендовое место», «это не хуже, чем антикафе», «долой "старбаксы" — идем в библиотеку» — работают на библиотеку и показывают реальное отношение читателей. Нам это льстит, хотя иногда и выглядит забавно. 


О времени на чтение 

Молодежь сейчас, безусловно, меньше читает, но это естественный процесс. Самым читающим районом, который я видела в своей жизни, был отдаленный остров Северных Курил в советское время. Знаете почему? Потому что кроме книг там ничего не было. В 1980-е годы я защищала диссертацию, касающуюся разработки методики формирования ядра юношеского чтения художественной литературы. И в процессе подготовки занималась проблемой бюджета свободного времени. Тогда у меня получалось, что за вычетом сна, еды, работы, перемещений и прочего в день человек теоретически может потратить на чтение максимум 40 минут. У современного человека этот временной показатель не может не уменьшиться. Чем больше возможностей, тем меньше времени на отдельные увлечения. Но чтение — это процесс, удовольствие, знание, переживание, у него есть особый вкус. Оно никуда не денется. 


О свободе 

В нашей библиотеке свободный вход — любой человек может прийти, пользоваться всеми ресурсами, а читательский билет нужен только для того, чтобы взять книгу на дом или воспользоваться компьютерами. В остальном у посетителя нет никаких препятствий — ни суровой охраны, ни суровых библиотекарей. 

библиотека Ирина Михнова.jpg

О равных возможностях 

Наше пространство приспособлено для людей с особыми потребностями — вы видите специальные зеленые наклейки «Доступная среда», которые оставила проверявшая нас волонтерская группа. Мало сделать пандусы для колясочников на входе — дальше внутри помещения вместо ступенек должны быть покатые плоскости, ровные полы, широкие дверные проходы, метровые расстояния между стеллажами, сами стеллажи должны быть невысокими, чтобы легко можно было, сидя в коляске, дотянуться за книгой, туалеты должны быть особой конструкции. А если нет лифта, нужно специальное гусеничное приспособление для спуска человека в коляске по лестнице. У нас все это есть. Но дело не в этом. Еще в 1990-е годы в российских библиотеках начали проводить специальные мероприятия для инвалидов: подготовились — провели, сегодня собрали эту категорию, завтра — другую. Но сегодняшняя более цивилизованная идея — доступное пространство и равные возможности, когда люди с особыми потребностями участвуют в жизни библиотеки наравне со всеми. 


Еще один важный момент — может ли колясочник или слабовидящий самостоятельно добраться до библиотеки. Чтобы это понять, мы сделали большую карту метро с обозначениями, на каких станциях есть лифты и пандусы, к каким станциям подъезжает низкопольный общественный транспорт. Мы специально выстраивали маршруты движения к нашей библиотеке из разных точек Москвы. Это очень сложно, пока это наш внутренний документ, но такие карты должны существовать. 


О работе с особыми категориями 

В нашем фонде около тысячи аудиокниг, которые можно брать на дом, что удобно для слабослышащих. Целый год у нас работал клуб общения на языке жестов. Что интересно — туда приходили три категории людей. Первая — слабослышащие, которые хотели общаться и получить дополнительные навыки. Вторая — люди с нормальным слухом, которые хотели научиться «таинственному» языку жестов. А третья группа — инвалиды-колясочники, для которых это было что-то вроде профориентации, возможности в будущем получить дополнительный заработок. Вот этот симбиоз посетителей и есть реальное воплощение идеи равных возможностей. 


Мы также развиваем направление работы с ребятами, у которых есть проблемы аутистического спектра. В последние годы о них больше говорят, и это очень хорошая тенденция. В нашей библиотеке есть психолог, который проводит консультации с библиотекарями и учит их работать с этой категорией читателей — как разговаривать, каких движений не делать. Кроме того, сейчас мы переводим и готовим к изданию западные материалы по методике работы библиотек с читателями с проблемами аутистического спектра. До сих пор мы действовали интуитивно, но этого недостаточно. 



О библиотечном маркетинге 

Принципы маркетинга одинаковые для всех, библиотека не исключение. В первую очередь это формирование услуг, ориентированных на потребности. Ты продаешь не товар или услугу, а эффект от обладания этим товаром — удовольствие, знание, что угодно. А эффекты непосредственно связаны с потребностями и нуждами людей. Сегментация рынка, целевые потребители, позиционирование — сейчас эти слова всем известны, но в 1990 году их и в лексиконе-то не было. Как раз тогда в экономической Академии им. Плеханова открыли факультет дополнительного образования со специальностью «маркетинг», и я была первым в стране библиотекарем, окончившим этот факультет, и единственным на тот момент библиотечным маркетологом. Мы с коллегами перевели с английского и издали первую в России книгу по библиотечному маркетингу. Потом, в 1993 году создали научно-внедренческий центр «Библиомаркет», так и оставшийся единственной в стране негосударственной организацией, целью которой было помочь библиотекам безболезненно войти в рынок. Мы много ездили по стране, учили рекламе, ценообразованию, помогали исследовать рынок. В 1990-е годы все это воспринималось на ура — никто ничего не знал, но все хотели что-то делать, верили в прекрасное будущее и быстро всему учились. Потом прошло время, и библиотеки немного подзабыли о том, что нужно ориентироваться прежде всего на потребности читателя. А сейчас, мне кажется, идет новая волна — и библиотекари начинают снова слушать и слышать молодежь. 


Об отношении общества к библиотекам 

Библиотеки заслуживают лучшего отношения, чем то, которое есть сейчас, и мировой опыт это доказывает. В Америке люди приходят в библиотеку по самым разным поводам — это и информационная служба, и социальная, и досуговая площадка. Во всем мире идею образования, карьеры, социальных лифтов связывают именно с библиотеками. А у нас они сначала считались идеологическими учреждениями, потом стали информационными центрами, сейчас главное — культурно-просветительская функция. Но на самом деле библиотека — это симбиоз. Мы для себя вывели формулу идеальной библиотеки с пятью составляющими: библиотека — это комфортное место для получения знаний; помощь в социальной и профессиональной адаптации; место проведения интеллектуального досуга; среда для позитивной самореализации и место свободного общения. И все это — на мощной интеллектуальной основе. 

Директор Российской государственной библиотеки для молодежи Ирина Михнова.

http://www.rgub.ru/
Подготовила Ирина Осипова 

источник: http://cult.mos.ru/reviews/ot-pervogo-litsa-irina-mikhnova/